Оля, Аня, Алена Гусаровы

4714 просмотров
Голосов: 1
+1
Тройня из Красноярска.

     Кого из них как зовут, я запоминала долго. Проще всего получилось с Аленой, которая носилась по квартире как метеор. А вот эти две, что тихонечко сидят на диване, прилежно сложив ручки на коленках? Слева Оля, справа Аня? Или наоборот? Когда сестренки поднялись на ноги, стало легче. Оля может ходить, но очень медленно, держась за стенки и мебель. Аня шагает чуть лучше, но все равно искалеченные ноги то и дело заплетаются. Так дальше их и различала.
     Оля, Аня и Алена - тройняшки-близняшки. Когда девочкам исполнился год, врачи поставили двум из них страшный диагноз - ДЦП. Детский церебральный паралич. Аленке же бог подарил здоровое тело, но искалечил умственно. У нее олигофрения. Вот уже восемь лет их мама, 30-летняя Юлия Гусарова, в одиночку борется за жизнь и здоровье своих детей. Борется с врачами, поставившими на девочках крест, с педагогами, не желающими принимать их в школу, с собственным отчаянием, когда порой опускаются руки...
     Кроме детей и молодой женщины, в квартире живут пушистый сибирский кот Яшка и здоровенный флегматичный сенбернар по кличке Хан.
     - Я его взяла полтора года назад, специально для девочек, - рассказывала Юля, почесывая блаженно сопящего Хана за ушами. - Оля с Аней обнимают собаку за шею и с его помощью ходят по квартире. Получается быстрее, чем держаться за стены. Вот только он еще молодой, глупый, и не всегда понимает, куда надо идти.
     Доковылявшая до меня Аня бережно протягивает альбом с фотографиями. Несколько страниц заняты снимками со свадьбы ее родителей. В объектив улыбается красивая пара: Юля в белом пышном платье, рядом стройный мужчина в черном костюме. Девочка тычет в фотографии пальцем:
     - Это мама. Это бабушка. Это папа Володя. Он нашей маме руку и сердце предложил. А потом его убили.
     А счастье было так недолго
     Вспоминая о том, как за ней ухаживал будущий муж, Юля улыбается. Он был старше ее на 10 лет. Увидел на какой-то вечеринке - и просто голову потерял. Два года добивался и добился-таки! Вскоре после замужества Юля поняла, что беременна. Сначала девушке сказали, что у нее будет один ребенок. В шесть месяцев беременности УЗИ показало двойню. В семь - что будущие папа и мама должны готовиться к рождению тройни:
     - Вова очень радовался, говорил: "Чем больше, тем лучше!" У него в семье у кого-то из родственников уже была тройня, и мой муж родителям близняшек всегда завидовал. Роды прошли нормально, и в какой-то момент я подумала, что в моей жизни все настолько хорошо, словно нас боженька под свое крыло взял. Если б я только могла представить, что случится дальше!..
     Муж работал автослесарем на КрАЗе, и недостатка денег в семье вроде бы не ощущалось. Юля, по образованию кондитер, после рождения девочек сидела дома, каждую свободную минутку стряпая всякие вкусности для любимого мужчины. Но Володе хотелось, чтобы его девушки ни в чем не знали отказа. И стал по вечерам "таксовать" на своей "шестерке". 9 ноября 1997 года он поужинал, поцеловал жену, потрепал по головенкам сопящих во сне дочерей и вышел из дома. "Я недолго, на пару часов!" - крикнул Юле из прихожей. Домой Владимир больше не вернулся.
     - У меня был идеальный муж - не пил, не курил, на сторону не гулял, - вздохнула Юля, - поэтому, когда он не пришел ночевать, я сразу заподозрила неладное. Утром обзвонила родных, друзей - и мы пошли писать заявление в милицию. Дежурный сначала уговаривал подождать, мол "нагуляется - вернется!". Я ему: "Да не мог он загулять! У нас тройняшкам на днях четыре месяца исполнилось, он каждую свободную минутку старался дома провести!" В общем, добилась, чтобы заявление все-таки приняли. А через сутки в квартире раздался звонок: "Приезжайте на опознание..." Оказывается, моего мужа убили какие-то отморозки, решившие покататься на его машине. Володю нашла утром пожилая собачница, которая пошла гулять со своим питомцем. Тело лежало на берегу Енисея, под мостом, в районе Стрелки. "Шестерку" потом тоже нашли. Убийцы бросили ее на остановке "Институт искусств". Преступников задержали лишь через четыре года. Меня пригласили на суд. А толку-то? Володю было уже не вернуть...
     Как выяснило следствие, банда из трех человек убила еще одного таксиста. По той же причине - парни не хотели расплачиваться за поездку. У погибшего осталась вдова с двумя маленькими детьми. Третьему водителю удалось сбежать - уже раненый, он выскочил из машины на полном ходу. Этот-то мужчина и описал приметы преступников, по которым их задержали.
     Судья пожалел убийцу
     Суд длился долго. Юля Гусарова сидела рядом с женой второго погибшего таксиста. Две вдовы смотрели в лица подсудимых и думали о том, что они будут говорить своим детям, когда те спросят: "Мама, а где наш папа?.." Главарь, отвечая на вопросы судьи о Владимире, нахально улыбался:
     - Он просил не убивать его. Вытащил портмоне, совал нам под нос фотографии детей: "Мужики, вы че? Пожалейте, меня дома три дочери-близняшки ждут, им всего четыре месяца исполнилось!" Но мы его все равно замочили и выкинули из тачки.
     Суд дал двум бандитам по 13 лет. Третьему - поменьше. За него ходатайствовал адвокат, прося о снисхождении, - у подсудимого недавно родился ребенок.
     - И тут я не выдержала! - вспоминала Юля. - Встала и сказала судье: "Почему вы его пожалели? Разве он пожалел МОИХ детей, когда убивал их отца?!"
     Судья приказал вывести нарушительницу дисциплины из зала заседаний. Позже ей домой пришла повестка: осужденные подали апелляцию, дело рассматривается в Москве. Юлии Гусаровой было предложено ехать в столицу, разумеется, на собственные средства. Но денег у молодой мамы, конечно, не было. Каждая копейка уходила на оплату лечения дочерей.
     - Такое ощущение, что все счастье, отмеренное мне в жизни, Володя забрал с собой... - грустно улыбнулась Юля. - Не было беды, которая бы на нас не обрушилась...
     Сначала от Юли и ее детей отказались родные мужа. Они и раньше не одобряли Володин брак, а после его гибели дали понять молодой женщине, что невестка и внучки для них не существуют.
     А когда Оле, Алене и Ане исполнился год, стало ясно, - девочки развиваются медленнее, чем положено. Они не ходили, даже не ползали, не разговаривали. Диагноз "ДЦП" прозвучал как приговор.
     В Америке, может, и помогли бы
     - Многие знакомые мне советовали сдать дочерей в специализированный детский дом, - говорит Юля. "Ты молодая, здоровая - еще нарожаешь!" До сих пор помню, как к нам пришла врач - молодая, ухоженная. Осмотрела ребятишек и давай мне выговаривать: "Вы испорите жизнь и себе, и детям! Расстаньтесь с ними, пока они еще маленькие и ничего не понимают, и живите себе в удовольствие".
     Юля выслушивала "доброжелателей", стиснув зубы, и продолжала бороться с судьбой. Слава богу, многодетной семье оказал помощь Анатолий Быков, подарив жене и детям погибшего работника КрАЗа трехкомнатную квартиру. Ее Юля сдавала в аренду, а полученные деньги тратила на лечение дочерей.
     - Олю и Аню прооперировали по методу доктора Ульзибата: скальпелем делаются микронадрезы мышц, и таким образом снимается их излишний тонус, - рассказывает Юля. - После этой операции Оля впервые смогла выпрямить ножки, раньше они были скрещены буквой "Х" так, что она не могла ни сидеть, ни стоять... А вообще, за эти годы я выучила абсолютно все методики лечения ДЦП. Жаль, не все их можно применить к девочкам. Говорят, в Америке разработали новый метод: в позвоночник ребенка вживляется микрочип, после чего все действия мышц координируются компьютером. Американские врачи за год ставят на ноги любых, даже самых безнадежных, детей. Но до Америке нам, увы, не добраться... Еще говорят, что на Мертвом море есть специальный санаторий, но путевка туда стоит больше ста тысяч рублей. Ну, нет у меня таких денег, хоть умри!..
     Школа как награда
     Когда девочкам исполнилось по семь лет, Юля решила попробовать отдать их в школу. Оля, Аня и Алена сами теребили маму:
     - А когда мы учиться пойдем?
     Наверное, им было очень грустно смотреть из окна на сверстников: бегущих в школу с ранцами за спиной, играющих после уроков во дворе в снежки...
     Собралась специальная медико-педагогическая комиссия, которая должна была решить: потянут ли девочки учебу?.. Задавали тройняшкам задачки, проверяли на логическое мышление...
     - Например, спрашивают: троллейбус, автобус, электропоезд - как их можно назвать одним словом? Нам-то с вами понятно: это транспорт. А мои девочки замешкались, не зная, что ответить. Они ж этот самый электропоезд в жизни не видели!
     Учителя вынесли вердикт: разрешить обучение лишь Ане, да и то в коррекционной школе.
     - Тут я вступилась за дочерей. Говорю: "Как вы на основании одной задачки можете судить, достойны мои дети школы или нет?! А то, что они в компьютер играют, сотовый телефон освоили, читать и считать умеют, - это для вас ничего не значит?!" Кстати, позже я водила девочек к логопеду-дефектологу и та, пообщавшись с детьми, сказала: "Странно, что вам отказали в обучении. Девочки могут учиться, и не в коррекционной, а в общеобразовательной школе!"
     И все же Юля добилась своего - со следующего года Оля, Аня и Алена будут учиться.
     - Однажды я разговорилась с соседкой, которая живет несколькими этажами выше. Рассказала про свою беду... Женщина оказалась директором школы, расположенной неподалеку от нас. Выслушала она меня и говорит: "Веди своих дочек ко мне!" Так что теперь, если девочки чересчур расшалятся, я прибегаю к самой страшной угрозе. Сдвигаю грозно брови и говорю: "Так, в школу я вас не пущу!" Те сразу в рев: "Мамочка, мы больше не будем, только не запрещай нам учиться!"
     На детских лицах - злоба.
     Пока разговаривали, Оля вскарабкалась мне на коленки, ткнулась носом в блокнот.
     - А почему здесь написано "Оля"? Это про меня? - строго спросила она.
     - Про тебя, Оленька, про тебя, - потрепала я ее по черноволосой макушке.
     Они всегда вместе, все трое. Аня захочет в компьютер поиграть - две другие за плечом дышат, советы дают. Алена решит телевизор посмотреть - Оля с Аней уже на диване сидят, пультом щелкают. А с кем еще им общаться? Соседские дети больных девочек терпеть не могут, обзываются и даже бьют...
     - Господи, откуда в ребятишках столько злобы?.. - вздохнула Юля. - Может, потому, что в нашем доме живут не обычные мальчишки и девчонки, а сплошь дети "новых русских", которые никогда не знали горя, не чувствовали голода, не понимают, что такое сострадание? Помню один случай. Вышли мы прогуляться. Аня с Олей идут с трудом, друг за друга держатся... Подходит к нам девочка лет шести. Одета, как куколка, на груди сотик-"раскладушка". И вежливо спрашивает: "А почему ваши девочки плохо ходят?" Я так же вежливо отвечаю: "Потому что у них ножки больные". Она: "А почему вы их не лечите? Вот мой папа каждый год меня в Турцию возит, а вы плохо о своих детях заботитесь!" И как я объясню этому созданию, что у нас с его папой разные финансовые возможности? Бывает и хуже. Когда, например, соседская детвора ждет, пока девчонки доковыляют до расположенных в нашем дворе качелей, а потом толпой бегут и отпихивают их: "Убирайтесь, калеки, здесь мы качаться будем!" Один подросток так пнул Аню, что она упала на асфальт и заработала сотрясение мозга. Я, конечно, погналась за ним. Но разве женщине поймать мальчишку? Он отбежал на приличное расстояние и давай кривляться. Так что гулять мы ходим редко: слишком тяжело смотреть в эти искореженные недетской злобой детские лица...
     На пенсию не разбежишься
     Недавно у Гусаровых случилось еще одно горе - сломалась стиральная машинка. Для кого-то это ерунда, но попробуй-ка постирай на руках вещи троих детей!.. О том, чтобы купить новую, Юля даже не думает. На работу она устроиться не может - девочки требуют ее постоянного внимания. Так что живут на три пенсии по инвалидности да то пособие по утере кормильца, что государство выплачивает маме. Не деньги - слезы... Счастье еще, что недавно удалось сделать ремонт в ванной и на кухне. Дарья Мосунова, исполнительный директор фонда имени Астафьева, журналистка и сама мама троих детей, договорилась со Сбербанком, и тот выделил деньги на то, чтобы привести помещения в порядок.
     - Нам много чего нужно... - вздохнула Юля. - На девочках одежда горит просто! Самая большая статья расходов, как ни странно, носки. Две недели - и можно выбрасывать. Я, конечно, покупаю вещи на самом дешевом рынке - на КрасТЭЦ. Опять же ни Аню, ни Олю туда не возьмешь - слишком далеко от Советского района, где мы живем. Езжу одна. Вот на днях за шапками ездила. Приглядела теплые, красивые на синтепоне. Но цена!.. 240 рублей за шапку! Обошла весь рынок. Говорю продавцам: "Скиньте немного цену, ведь я у вас три штуки сразу возьму, можно сказать, оптовый покупатель!" "Нет, - говорят. - Или берите по 240 или уходите". Наконец одна женщина не выдержала: "Да зачем вам столько шапок-то?" А я от усталости уже чуть не реву. "Да потому что у меня ТРОЙНЯ! - всхлипываю. - Поэтому мне нужно ТРИ шапки!!!" Продавец аж руками всплеснула: "Господи, да берите, конечно! Я вам по 120 рублей отдам!" К сожалению, не все продавцы так великодушны. Иногда купишь вещь, а она девочкам мала. Возвращаешься обменивать - не берут! Так что старые и неподходящие вещи мы теперь в ближайший детский дом отдаем.
     Дети - это такое счастье
     Все еще сидящая на моих коленях Оля поманила меня пальцем.
     - Тетя Настя, наклонись, я тебе на ушко шепну, чего я хочу больше всего на свете!
     Я нагнулась. Услышала. Посмотрела на Юлю...
     - Ага, - рассмеялась та, - они всем, кто в гости приходит, про свою мечту рассказывают. А Оля вообще покой потеряла после того, как увидела тот репортаж по телевизору.
     По словам Юли, в какой-то из новостных программ на глаза дочери попался сюжет о брошенных детях. Оля зашлась в истерике: "Мама, давай их к нам заберем! Ну, пожалуйста! Им так плохо, так одиноко... Ну хотя бы кого-нибудь одного, чтобы у него, как у нас, мама появилась!"
     - Честно говоря, была у нас с Володей такая мысль: взять ребенка из детдома. Мы очень хотели мальчика... Но Володя погиб, и мечта наша не исполнилась... - горько вздохнула Юля. - Правда, по секрету скажу: я дала себе зарок. Если мне удастся поставить дочерей на ноги, я обязательно возьму на воспитание детдомовского мальчишку. А, может, и двух. Никогда не пойму тех "мамаш", что бросают своих ребятишек. Как они смеют?! Ведь дети - это такое счастье!..

Надежда Столярчук , Красноярск, февраль 2006г.

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий